Содержание права собственности

Давайте вместе решим Вашу проблему
Задать вопрос

Право собственности составляет важнейший институт подотрасли вещного права и системообразующее ядро отрасли гражданского права в целом.

В субъективном смысле право собственности - это наиболее полная юридически обеспеченная возможность владеть, пользоваться и распоряжаться индивидуально-определенной вещью по своему усмотрению, независимо от других лиц и без ограничения по сроку. Ему присущи как родовые признаки вещного права (о понятии и признаках вещного права, так и видообразующие признаки, отличающие его от иных вещных прав.

 

Первый (родовой) признак права собственности. Его объектом выступает индивидуально-определенная вещь. Так, именно из-за отсутствия этого признака интеллектуальная собственность, имеющая в качестве объекта нематериальные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, может считаться лишь омонимом права собственности, но не его разновидностью. Нормы гл. 13 ГК о праве собственности к интеллектуальной собственности не применяются - ни прямо, ни субсидиарно, что нашло подтверждение в ст. 1227 ГК.

Понятие объекта права собственности не зависит от оборотоспособности этого объекта. В собственности находятся как объекты, не изъятые из оборота и ограниченные в обороте, так и объекты, изъятые из оборота (см. ст. 129 ГК).

Второй (родовой) признак права собственности. Его абсолютность. Удовлетворение интереса собственника зависит лишь от его действий; собственник не нуждается в чьей-либо помощи, чьем-либо посредничестве.

Третий (родовой) признак права собственности. Тут следует назвать наличие правомочия пользования, упомянутое в п. 1 статьи 209 ГК РФ.

Пользование - это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств, плодов и иных доходов в процессе ее эксплуатации.

Нарушение целевого назначения при использовании вещи не является противоправным, если только при этом не нарушаются права и законные интересы третьих лиц, а также основы правопорядка и нравственности. Так, использование земельных участков или жилых помещений в нарушение их целевого назначения может привести к прекращению права собственности на них (см. ст. ст. 285, 293 ГК).

Четвертый признак права собственности. Наличие наряду с правомочием пользования также правомочия владения - является уже не родовым, а видообразующим, так как характерен не для всех вещных прав. Под владением понимается юридически обеспеченная возможность волевого, фактического и непосредственного господства лица над вещью.

Владение характеризуется следующими признаками:

Во-первых, оно выражается в непосредственном господстве над вещью, т.е. самостоятельном и открытом осуществлении над нею хозяйственной власти.

Во-вторых, это господство - фактическое, означающее возможность вступления в физический контакт с вещью каждый раз настолько быстро, насколько это зависит от воли владельца и содержания предоставленного ему права. Поэтому арендованный рояль, который по условиям договора продолжает оставаться в доме арендодателя, не может считаться находящимся во владении арендатора.

В-третьих, такое господство должно быть волевым, т.е. прямо направленным на желание владеть. О наличии такой воли свидетельствует как раз использование вещи (готовность начать такое использование в любой момент). Этим, строго говоря, владение (possessio) как правомочие права собственности отличается как от пространственного отношения близости к вещи, так и от держания (detentio), которое предполагает обладание вещью, но не в целях извлечения из нее полезных свойств, соответствующих ее хозяйственному назначению. Господство в держании - не самоцель, а вынужденное состояние, позволяющее решать задачи, стоящие перед держателем (хранителем, перевозчиком, комиссионером, доверительным управляющим).

Гражданский кодекс различает законное и незаконное владение. Законное владение осуществляется на некотором правовом основании (титуле; отсюда второе наименование - "титульное владение"). Иное владение признается незаконным, или беститульным.

В свою очередь, незаконное владение подразделяется на добросовестное и недобросовестное. Добросовестность незаконного владельца проявляется в тех случаях, когда он не знал и не мог знать о незаконности своего владения. В остальных случаях незаконный владелец является недобросовестным.

Классификация незаконного владения на добросовестное и недобросовестное имеет юридическое значение для решения вопроса о приобретении права собственности по приобретательной давности (см. коммент. к ст. 234 ГК), а также для калькуляции расчетов по доходам и расходам между истцом (собственником) и ответчиком (незаконным владельцем) при удовлетворении виндикационного иска (см. ст. 303 ГК). Вопрос же о добросовестности законного владельца не имеет правового значения.

Пятый (видообразующий) признак права собственности. Он состоит в наличии правомочия распоряжения вещью.

Распоряжение - это юридически обеспеченная возможность определения судьбы вещи (продажа вещи, сдача ее в залог, передача в уставный капитал хозяйственного общества, объединение имущества для совместной деятельности и т.д.).

Понятия распоряжения вещью и ее отчуждения соотносятся как род и вид: не всякое распоряжение связано с отчуждением. Например, передача вещи во временное пользование (в аренду) является распоряжением ею, но не отчуждением. Однако всякое отчуждение есть акт распоряжения вещью.

В судебной практике часто возникает вопрос о действительности договора купли-продажи вещи, если на момент его заключения продавец не являлся ее собственником. Такой договор только на основании этого факта не должен признаваться недействительным. Продавец вправе во исполнение договора купли-продажи приобрести вещь уже после его заключения, а затем произвести ее отчуждение покупателю.

Формами распоряжения вещью также являются ее уничтожение и отказ от права собственности на нее. Об уничтожении (гибели) вещи см. ст. 235 ГК.

В п. 2 статьи 209 ГК РФ раскрыт шестой (видообразующий) признак. Это осуществление правомочий собственника наиболее полным образом, в своем интересе и по своему усмотрению. Владение, пользование и распоряжение вещью составляют триаду правомочий собственника и определяют содержание права собственности. Однако те же правомочия присущи, например, обязательственному праву доверительного управления или ограниченному вещному праву хозяйственного ведения. Владение и пользование как правомочия вещного права всегда обусловлены наличием своего интереса у субъекта этого права.

Понятие собственного усмотрения можно определить как правомерную деятельность по выбору наиболее оптимального варианта реализации предоставленных правомочий. Показателен тот факт, что согласно ГК 1964 г. правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом осуществлялись «в пределах, установленных законом» (ст. 92). Следует считать достижением действующего Кодекса смещение акцентов на возможность осуществления собственником правомочий прежде всего по своему усмотрению.

В то же время право собственности небеспредельно. Коллизия между индивидуальными интересами собственника и публичным порядком неизбежна в тех случаях, когда владение, пользование (а в некоторых случаях - даже непользование: например, земельным участком сельскохозяйственного назначения в течение трех лет - гл. VII ЗК) и распоряжение вещью приводят к нарушению прав и законных интересов третьих лиц. Право частной собственности не принадлежит к таким правам, которые в соответствии со ст. 56 Конституции не подлежат ограничению ни при каких условиях (Постановление КС от 17 декабря 1996 г. N 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции» (СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 197)).

Основные мотивы установления ограничений права собственности сегодня - это понимание ограниченности природных ресурсов (в том числе земли), дефицита жилья, уменьшение последствий использования источников повышенной опасности, соблюдение противопожарных, санитарных и прочих правил безопасности, недопустимость нарушения прав и законных интересов других лиц, устранения конкуренции или создания серьезной угрозы нравственности в обществе.

Из п. 2 статьи 209 ГК РФ вытекает, что ограничение права собственности возможно путем принятия закона или иного правового акта. В то же время по общему правилу п. 2 ст. 1 ГК ограничения гражданских прав могут вводиться только федеральным законом. Учитывая высшую юридическую силу п. 3 ст. 55 Конституции, право собственности может быть ограничено только федеральным законом (см. также п. 1 Постановления ВАС N 8).

Правда, право собственности может быть ограничено указанными актами в порядке, предусмотренном федеральным законом. Так, ограничения права собственности на транспортные средства (например, Перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств) установлены Правилами дорожного движения РФ (утв. Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090). Однако данные ограничения санкционированы ФЗ от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4873).

В то же время ограничения права собственности, даже устанавливаемые федеральными законами, имеют пределы. Право собственности может быть ограничено не произвольно, а только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. ст. 34, 36, п. 3 ст. 55, ст. 56 Конституции, п. 2 ст. 1 ГК).

Право собственности не может быть ограничено договором собственника с каким-либо лицом. Интерес лица, которому собственник должен передать имущество, обеспечивается не ограничением права собственности, а обязательствами, возникающими для собственника (например, обязательством не препятствовать использованию вещи в соответствии с условиями договора). Единственной возможностью «наказать» его за отступление от договора будет привлечение к ответственности, предусмотренной договором либо при наличии оснований - законом.

Следует понимать, каким образом влияет возникновение ограниченного вещного права на объем права собственности. В таком случае право собственности как бы сжимается, так как правомочия владения и пользования по определению переходят к субъекту ограниченного вещного права. Право собственности само становится, по сути, ограниченным вещным правом, пока переданные вещно-правовые правомочия не вернутся к собственнику. Если к субъекту ограниченного вещного права переходит и правомочие распоряжения, то право собственности вообще приобретает характер так называемого голого права (ius nudus). В то же время собственник вещи по определению не может быть субъектом ограниченного вещного права на нее.

Седьмой (видообразующий) признак права собственности. Он состоит в том, что оно является бессрочным, так как не ограничено по закону или договору каким-либо сроком.

В литературе можно встретить разные подходы к определению права собственности, главными из которых являются следующие два, противоположные друг другу.

Так, в определение права собственности некоторые авторы предлагают включить большее число правомочий, нежели это предусмотрено традиционной для нашего законодательства триадой владения, пользования и распоряжения. Однако при более детальном анализе оказывается, что другие перечисляемые «сверхвозможности» собственника являются лишь оттенками трех традиционных правомочий и вполне укладываются в данное выше определение права собственности.

Иногда, наоборот, указывается на бесполезность и даже вредность включения триады правомочий в определение права собственности, так как она противоречит полноте этого права. Однако никакого противоречия в данном случае нет.

Во-первых, триада сформулирована столь удачно, что вбирает в себя любые возможные варианты действий собственника, причем на необходимом уровне абстрактности.

Во-вторых, в определение права собственности в статье 209 ГК РФ заложены не только триада, но и указание на собственное усмотрение.

Все вопросы